Центральный командный пункт

Центральный командный пункт

В Ракетных войсках стратегического назначения много заглубленных объектов, но первый среди них по важности — Центральный командный пункт. Недавно на ЦКП РВСН трое суток дежурил военный журналист Николай  П…….в.

Командир части жизнеобеспечения ЦКП полковник Виктор С………о (себя он называет “командующим фекально-ядерными силами”) неспешно и уверенно ведет меня по узким нескончаемым патернам — ходам своего подземного хозяйства в несколько заглубленных этажей и площадью, исчисляемой квадратными километрами… На каждом углу двери под кодовыми замками, а некоторые еще и под прицелами телекамер. …

В начале 60-х в подмосковной  Власихе  строители, обнеся размеченную территорию высоким забором, принялись рыть глубокие шахты. Строительство едва ли не главного объекта страны планировалось масштабное и потому длительное. Но Никита Сергеевич, помешанный на ракетах не меньше, чем на кукурузе, приказал шевелиться побыстрее. Шахты оставили, а вырыли огромный глубокий котлован и в нем стали лепить сооружения из бетона марки 600, который можно “взять” разве что алмазным сверлом. Рядышком на полную мощь работали 6 бетонных заводов. По завершении котлован с сооружениями накрыли многослойной сверхпрочной крышей, которой не страшен и ядерный взрыв.

Москва ЦКП РВСН

Адрес жилого городка “стратегов” в первые годы значился таким: Москва, К-160, Цветной бульвар, дом… И номера телефонов, как в центре столицы. Это порождало комичные ситуации. Родственники, приехавшие из глубинки навестить служивых, пускались разыскивать их в пределах Бульварного кольца и, конечно, обнаруживали по искомому адресу совсем других людей. Потом уж внесли “небольшую” поправку: Одинцово-10, Цветной бульвар… Все стало на свои места.

Новичку заблудиться на ЦКП проще простого. Все переходы — близнецы-братья. Вроде бы идешь в верном направлении, а потом оказывается — в совершенно противоположном. Поэтому за трое суток дежурства я и шагу не ступил без сопровождающего, каждый раз нового. Салащенко проще — он уже 26 лет топчет подземные коридоры…

На Центральном командном сотни людей дежурят постоянно, их надо обеспечить теплом, холодом, водой, продуктами, воздухом, канализацией… Несколько суток (точную цифру употреблять мне не рекомендовали) ЦКП может жить автономно, часть из них — в режиме полной герметизации, без какой-либо подпитки из внешнего мира, оставаясь “вещью в себе”, маленьким самодостаточным миром.

ЦКП электроснабжение

Обеспечение живучести здесь — идея фикс. Устроители подземного города изрядно поломали головы, чтобы учесть каждую мелочь, исключить даже мало-мальскую неожиданность. К объекту для электропитания многочисленной аппаратуры и освещения подходит несколько высоковольтных линий. И даже если с началом боевых действий они будут выведены из строя — например, диверсионными группами, — то ЦКП не лишится электроэнергии ни на секунду: сначала в действие вступают огромные, около 20 метров длиной и полутора шириной, аккумуляторные батареи, а следом за ними — дизель-электрические агрегаты. Все в электроснабжении дублировано на 100 процентов. Два года назад Мосэнерго из-за неуплаты отключило сеть на целых 8 часов. Как работал объект, так и продолжал работать. Запускаются дизеля мгновенно — их масло подогревается постоянно. На одном из этажей С……..о показал мне огромное и… совершенно пустое помещение. Оказывается, это хранилище воздуха для дизелей, когда ЦКП работает в режиме полной изоляции. Выхлопные газы, напротив, охлаждаются: по медным трубкам циркулирует холодная вода и снижает температуру выхлопа до уровня обычной котельной.

Вообще охлаждать на объекте требуется много чего. Тот же воздух, нагреваемый многочисленной аппаратурой. Круглые сутки работают холодильные машины с турбокомпрессорами (они шумят “всего” на 90 децибел), градирня, а вентиляторы “восьмой величины” (есть, оказывается, и такая градация) воздух еще и увлажняют.

ЦКП техпомещение

Фреона в подземных системах столько, что хватит на все холодильники Москвы. В режиме полной герметизации вредные примеси в воздухе — углекислый газ от дыхания, водород, выделяемый при зарядке аккумуляторов — удаляются досжиганием (как это они досжигают СО2 ??). “Хитрые” приборы со сложным для произношения названием регулируют подпор (то есть давление) воздуха в сооружениях.

Свидетельствую: все дежурство я дышал так же вольно и свободно, как на васильковом поле. Даже сигаретный дым воспринимался, как и на воле. Вот количество курилок здесь крайне ограничено, никто и не пытается тайно посмолить на рабочем месте. Среди постоянно дежурящих, как заметил, курильщиков очень немного.

Воду берут из пробитых здесь же на полторы сотни метров артезианских скважин, но, тем не менее, обезвреживают в бактерицидных установках. Использованная, она проходит регенерационные и очистные сооружения, пруд-отстойник и только после этого сбрасывается в Москву-реку.

Предусмотрено все, чтобы исключить пожар — даже мощные трансформаторы здесь не масляные, а сухие. Тем не менее тренировки 5-6 раз в сутки. Одна из них прошла при мне. Расчет быстро натянул спецодежду, нахлобучил каски, прибежали пожарные, медик, “автоматчик”, как здесь называют специалиста по автоматической системе пожаротушения. С…….о махнул рукой и для полноты картины разрешил им использовать регенеративный патрон, привинтив который к противогазу, можно дышать в сплошном дыму. На ощупь фильтр был горячим — значит, действовал. Впрочем, как и все остальное.

В подземном хозяйстве части жизнеобеспечения, кроме прочего, объемистый склад ГСМ, продукты на длительный срок. Раньше в них входила и водка, теперь убрали (выпили что ли ?). Дежурящие питаются по летной норме, платят — по солдатской. Кормят действительно хорошо, на себе ощутил.

После без малого четырех часов блуждания по патернам, подъемов и спусков по крутым и не очень каменным и металлическим лестницам, заходов в различные аппаратные Салащенко объявляет финиш. И добавляет, что посмотрели мы в лучшем случае двадцатую часть подземелья…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *